21:50 

Принцесса и Лепрекон

Led Moth
Don't dream it - be it.
Жила-была Принцесса. Она была очень-очень красива. Вообще трудно описать, как она была красива. У неё были длинные золотые кудри, мягкая светлая кожа, тонкие, изящные пальцы и большие, как у ребёнка, голубые глаза. Ей было девятнадцать лет, но никто не давал ей больше шестнадцати - так она была прекрасна и юна в душе. Больше всего на свете Принцесса любила сказки и рисунки в альбомах. Она и сама рисовала помногу, но у неё всегда получалось слишком хорошо, и она никому этих рисунков не показывала. Дело в том, что во дворце её несколько лет обучали рисованию, и теперь она не могла вспомнить, как легко и честно она рисовала в детстве. Пусть коряво, пусть неправдоподобно, но в тех рисунках было куда больше души, чем в теперешних. Но кроме красоты, Бог наградил её любознательностью и невероятной чуткостью. В комнате Принцессы было множество книг, которые она любила читать, но, к сожалению, усидчивости её не хватало, чтобы хотя бы одну прочесть до конца. Ведь Принцесса ещё очень любила играть.
Во что же играла Принцесса? Вы, наверное, думаете, что во дворце масса изысканнейших развлечений, какие только можно пожелать. Ан-нет. Любимой игрой короля были шахматы, а слуги коротали время за игрой в покер. Все эти игры не интересовали Принцессу, а лошадка-качалка, на которой она любила кататься в детстве - из неё Принцесса давно уже выросла. В саду были качели, и иногда девушка приходила покачаться на них и помечтать. Ну, знаете, о принцах. Был один принц в соседней стране... Высокий, красивый, черноволосый. Он читал много книг и знал так много, что Принцесса, с её вечной неусидчивостью, ему завидовала. Завидовала и восхищалась. Был другой принц из другого королевства. С длинными русыми волосами, собранными в хвост, всегда молчаливый, всегда задумчивый, он мрачно глядел на окружающих исподлобья, и во взгляде его можно было прочесть, будто он знает всё о каждом из них. Говорили, он увлекался чёрной магией. Это захватывало Принцессу: представляете - настоящий принц-маг... Был ещё третий принц. Его кудри всегда светились, словно солнце. Он озарял своей улыбкой всю округу. Люди приходили к нему с вопросами, и он всегда мог найти для них ответы - и никто не уходил обиженным. Это был самый добрый и честный человек на свете из всех, кого знала Принцесса.
Так, качаясь на качелях, она размышляла и пыталась понять, кто же из этих трёх принцев нравится ей больше всех. И никак не могла прийти к окончательному решению.
Но были у Принцессы и другие развлечения. Как мы уже сказали, во дворце было очень скучно, если не хотелось почитать книгу или посидеть в саду. Поэтому у Принцессы был свой секрет, известный лишь ей одной. Почти каждый день, когда наступало время послеобеденного сна, Принцесса говорила своему отцу, что сначала будет спать, а потом писать новую картину (при этом она начинала её в течение предыдущей ночи, заранее), и что как минимум шесть часов её никто не должен беспокоить. Король очень любил свою дочь, и поэтому всегда выполнял её капризы. Таким образом, у Принцессы было целых шесть часов, чтобы делать что угодно - и этого никто не заметит. И знаете, как она эти шесть часов использовала? Она убегала в город через потайной ход, одетая в простое платье, с платком на голове - чтобы никто в городе не узнал в ней Принцессу - и шла она... Да куда угодно. В театр, на выставку, на концерт или же просто на рынок - поглядеть на площадных шутов и послушать музыку шарманщиков. При этом ей особенно нравился театр. Когда она подходила к кассе за билетом, её уже узнавали (разумеется, никто не догадывался, что она - Принцесса, но все дивились её красоте и детскому, наивному выражению лица), и все работники театра - актёры, музыканты, осветители, уборщики, сторожа - все её знали и всегда приветствовали. А всё потому, что Принцесса всегда уходила из театра самая последняя, наблюдая, как работники разбирают декорации, а световики протирают лампы. Часто они помногу разговаривали с ней, а потом приглашали выпить чаю с конфетами, которые подарили благодарные зрители. Так что в театре (и во многих других культурных местах города) Принцессу знали все, но, разумеется, не как Принцессу, а как обычную девушку, которая любит искусство. И, конечно, знал её один из актёров – старый, низкорослый, некрасивый, но почему-то всегда элегантно одетый, с длинными вьющимися тёмными волосами, собранными в хвост, что придавало ему ещё больше элегантности, словно он был из знатного рода, с невероятно зелёными глазами. Кроме того, на голове он носил зелёную шляпу и ходил всегда с тростью. Все звали его за это Лепреконом. И был он довольно хитёр и груб, насколько сумела заметить Принцесса, а роли ему всегда доставались сугубо отрицательные - всякие прислужники зла и коварные гномы (когда он играл гнома, ему приделывали длинную бороду, отчего Лепрекон становился ещё более некрасивым и злым на вид). Лепрекон всё время над кем-то подшучивал, всё время язвил и, несмотря на свой рост, смотрел на всех свысока. О его истинном происхождении никто не знал, и все считали, что он так броско и красиво одевается, просто чтобы как-то сгладить свою уродливость. А он и правда был очень некрасив - этот курносый нос, морщины на лице, словно ему было шестьдесят лет (хотя никто не знал, сколько ему было на самом деле), редкие, хоть и длинные волосы, грубые руки с толстыми пальцами, покрытые рыжеватыми волосами - в общем, Принцессе он сразу не понравился. Особенно вкупе с его манерами. Он не делал пакостей, но умел тонко и изящно уколоть в самое больное место в человеческой душе, и многие работники театра не раз страдали от его слов и поступков, уязвляющих их самолюбие. Но зато он был превосходным актёром, это все знали, и лишь за это его никто не выгонял, и все продолжали терпеть, постепенно научившись не обращать внимания. Лепрекона никогда не приглашали пить с ними чай, а, когда он проходил мимо стола со своей тростью и трубкой в зубах, всегда замолкали и провожали его взглядами исподлобья. Он же всегда неизменно внимательно смотрел на Принцессу и как-то странно улыбался, хитро прищурив глаза. Принцессе эта улыбка казалась слишком коварной, и она даже немного боялась этого Лепрекона - а вдруг он догадался, что она Принцесса и теперь всё расскажет? Ведь если это станет известно всем, то станет известно и королю. И отец запретит ей покидать дворец. А этого Принцессе очень не хотелось, тем более, что в городе у неё появилось много друзей, с которыми было очень интересно.
Итак, почти каждый день Принцесса украдкой покидала дворец и отправлялась в город, где знакомилась с новыми людьми, училась новым вещам (одна девушка на рынке научила её плести из бисера фенечки, а продавец показал, как нужно чистить и разделывать рыбу) и просто наслаждалась свободой. И вот однажды наступил её день рождения. Все в театре знали об этом дне и приготовили ей чудесный спектакль-сказку. Принцесса прыгала от восторга - сказка ей очень понравилась. После спектакля устроили большое чаепитие со всеми актёрами, куда Лепрекона, как всегда, не позвали - хоть это и невежливо, но никто не хотел, чтобы его присутствие за столом омрачало праздник их любимой Принцессе. Кстати, многие её со временем так и стали звать - Принцесса. Но не потому что догадались, кто она, а потому, что она была красива и прекрасна, как принцесса, и все её любили и благоговели перед ней. Она ничего не имела против - не пришлось выдумывать себе фальшивое имя, а то в именах так легко запутаться. Так вот, Лепрекона никто не звал... Но он пришёл сам!
Когда он вошёл в комнату, где происходили торжества, шум голосов мгновенно утих, несмотря на то, что народу было много. Люди замерли на полуслове, и все взгляды обратились в его сторону. Напрямую выгнать его никто не осмелился - в конце концов он ещё никому не нагрубил. Но напряжение в воздухе мог почувствовать кто угодно. Лепрекон держал руки за спиной, улыбался приветливо и мило - он словно не замечал этих взглядов и не замечал, что произошло из-за того, что он вошёл. Он степенно зашагал от двери к столу, осматривая красиво украшенные к празднику стены и красиво одетых гостей. Принцесса сидела в самом конце стола неподвижно, чувствуя, как сердце уходит в пятки, а неприязнь к Лепрекону возрастает с каждым шагом, который он делает навстречу ей. Гости молча провожали его взглядами, никто даже не перешёптывался, но все были готовы ринуться на защиту, если этот коротышка посмеет обидеть их любимую Принцессу! Наконец, он остановился подле неё и, с улыбкой глядя прямо в глаза, поклонился. Принцесса смотрела на него своими большими голубыми глазами и, сумев показать хорошие манеры, слегка поклонилась в ответ. Когда их взгляды встретились, она успела заметить, что глаза у него такие зелёные, словно не глаза, а зелёный луг солнечным летом - от этих глаз веяло теплом и беззаботностью. И даже хитрый прищур как будто сошёл на нет, но этого Принцесса не заметила, так как почувствовала, что он взял её руку в свою, грубую и волосатую. Она слегка вздрогнула и опустила взгляд на свою ладонь - Лепрекон положил в эту ладонь красивые украшения: браслет из множества драгоценных бусин и подвеску из лунного камня на серебряной цепочке. Принцесса, не зная, что и сказать, как реагировать, молча смотрела на него, а Лепрекон ещё раз поклонился, отпустил её руку и зашагал прочь к выходу - так же спокойно и размеренно. Когда дверь за ним закрылась, все вздохнули с облегчением и гомон поднялся вновь. Все окружили Принцессу, чтобы посмотреть, что подарил ей этот мерзкий Лепрекон и, завидев драгоценности, посоветовали избавиться от них, пока не случилось беды. Кто его знает, этого Лепрекона - может статься, что драгоценности краденные, тогда точно добра от них не жди. Но, как только гости потеряли интерес к её подарками, Принцесса спрятала украшения в карман, и праздник продолжился.
Чаёвничать закончили поздно (на этот раз Принцесса соврала отцу, что поехала в город в цирк и зоопарк со своим дядей - главным полицейским города, и отец её отпустил, даже не проверив искренность её слов у брата, - так он доверял своей дочке). Принцесса вышла из театра, на улице уже смеркалось, стало прохладнее, чем днём. Она поёжилась, как вдруг почувствовала, что кто-то укрыл её плечи плащом. Она обернулась.
- Простудитесь, - сказал Лепрекон, вежливо поклонившись и дымя трубкой.
- Это ваш плащ? - спросила Принцесса. Лепрекон был по-прежнему ей неприятен, и не было ни малейшего желания надевать то, что принадлежит ему.
- Что вы - он слишком велик для меня. Я взял его из костюмерной. Я подумал, что вечером будет прохладно, а вы так легко одеты...
- Вы нарочно ждали меня здесь, чтобы дать мне плащ? - удивилась девушка.
- Что вы, не стоит зря беспокоиться. Я всего лишь закончил свою работу как раз тогда, когда вы и остальные закончили своё чаепитие.
Принцесса почувствовала укор совести. И в тот же миг поняла, что Лепрекон воспользовался своим острым языком, за который все его так ненавидят. Вот так незаметно и легко он укольнул её, и ей это не понравилось.
- Вы же актёр, - сказала она чуть с вызовом. - Какая у вас может быть работа в это время, да ещё когда...
- ...Когда остальные заняты на празднике? - подхватил Лепрекон и снова хитро улыбнулся. - О, поверьте, у меня всегда полно работы, когда есть вдохновение. Особенно, если вдохновение так прекрасно, и у этого вдохновения день рождения.
Их взгляды снова встретились. На этот раз Принцесса смотрела на него настороженно и искала в его глазах подвох, но тщетно - Лепрекон был хорошим актёром и умело выдавал одни свои мысли за другие. Что могли означать эти его любезности, она не понимала. И собралась уже было развернуться и уйти, как неожиданно для самой себя задала вопрос:
- А что это за работа?
Лепрекон улыбнулся - похоже, он и добивался того, чтобы Принцесса начала проявлять интерес сама. Но она слишком поздно поняла, что попалась в его ловушку, хотя непонятно было, в чём смысл этой ловушки. На всякий случай Принцесса сказала себе не терять бдительности и быть внимательнее.
- Моя работа? По правде сказать, это тяжело назвать работой - во всяком случае, она не приносит мне ни гроша денег, но зато приносит удовлетворение душевное... - он полез рукой под пиджак за пазуху и извлёк оттуда толстую тетрадь. - Вот она. - И он перевёл взгляд с тетради на Принцессу, ожидая реакции.
Тетрадь, похоже, нисколько её не заинтересовала. Действительно, Принцесса ожидала чего-то другого, хотя и сама не знала, чего.
- Не угодно ли взглянуть? - подсказал Лепрекон план дальнейших действий.
Но Принцесса уже усвоила урок и ответила:
- Извините, но как я могу разглядеть что-либо в сумерках? Мне тогда придётся вернуться в театр и смотреть при свете. А в таком случае это займёт время, а мой отец не разрешает мне гулять допоздна. Сожалею, но я прямо сейчас должна бежать домой, вы и так меня порядочно задержали.
Решив, что в разговоре поставлена достаточно жирная точка, Принцесса собралась развернуться и уйти, как вдруг увидела, что Лепрекон, улыбаясь и глядя на неё, открывает перед собой свою тетрадь, а из открытых страниц... струится свет!
Это зрелище так захватило Принцессу, что она сама не заметила, как стала подходить ближе, когда Лепрекон повторил свой вопрос: "Не желаете взглянуть?" и повернул свою тетрадь так, чтобы девушка могла всё разглядеть. Она взяла в руки эту тетрадь и стала разглядывать картинки, нарисованные чьей-то неумелой рукой - кривые линии, неправильные пропорции, несимметричность - но эти рисунки показались Принцессе самыми очаровательными на свете! Несмотря на то, что глаза нарисованных людей и зверей были зачастую разного размера - один больше другого, - взгляды этих персонажей были настолько выразительными, что казалось, они вот-вот заговорят! Почти каждая страница была продолжением предыдущей - почти как комикс, только без слов. Вот маленький человечек в зелёной шляпе, а вот на следующем листке - замок с флагами. А во дворе замка качается на качелях принцесса в красивом платье. В золотые волосы принцессы вплетены ленты. Принцесса на картинке тоже была нарисована криво, но то, что она самая красивая девушка во всём королевстве, было понятно сразу - так здорово получилось у художника её изобразить.
Тут наша Принцесса и поняла, что художник - сам Лепрекон, а на рисунках - он и она сама, и ей стало не по себе... И ей стало страшно признаваться самой себе, что эти рисунки ей безумно понравились, что нечто такое она искала очень давно, к тому же... Никто никогда не рисовал её так похоже, как это получилось у Лепрекона. Все придворные и городские художники переносили на холст и бумагу лишь портретное сходство, но никому ещё не удавалось передать характер Принцессы и её душу. Рисунки Лепрекона были просты, как у детей, хотя он был далеко не ребёнком и вполне мог за свою жизнь научиться правильно и красиво рисовать.
- Нравится? - раздался его голос справа от неё - Лепрекон сидел рядом на скамейке.
- Они... очень милые... - Принцесса старалась скрыть появившееся неизвестно откуда чувство восхищения и даже любви к способностям Лепрекона. - Только кривые. И нет баланса тени и света. Сразу видно, что рисовал ребёнок.
Она сочла, что это будет удобно - притвориться, будто она не поняла, что это его рисунки, - тогда критика будет уместной и простительной.
Лепрекон смотрел на неё и улыбался, но теперь иначе. Принцесса явственно почувствовала, что он всё знает и всё понимает, и от этого стало только ещё более стыдно за своё поведение и за свои мысли. Но что делать с этим, Принцесса не знала... Она уже привыкла за свою жизнь притворяться и обманывать.
- Главное, что вам нравится, - сказал Лепрекон, и в его голосе было столько доброты и искренности, что внутри у Принцессы что-то вздрогнуло и затрепетало.
Она тут же постаралась прогнать это чувство и ещё внимательнее посмотрела на Лепрекона, чтобы убедиться, что он по-прежнему уродлив, коренаст и морщинист, но вместо этого она словно утонула в его зелёных глазах, смотревших так твёрдо и так мягко одновременно, что невозможно было отвести взгляд, и было страшно предположить, что может произойти в следующую секунду.
А произошло то, что Лепрекон перевернул страницу и посмотрел в тетрадь. Этот жест помог Принцессе прийти в себя, и она тоже обратила взор на картинки. На страницах были изображены полки с книгами и софа.
- Ты ведь любишь книги? Я хочу показать тебе мою библиотеку, - сказал Лепрекон и, достав из кармана карандаши, стал рисовать на этих же страницах человечков.
Вскоре Принцесса поняла, что он рисует её и себя. А когда она подняла глаза, то увидела, что находится в комнате с высокими книжными полками, забитыми книгами. К одной из них была прислонена деревянная лестница, а посередине стояла софа, на которой, собственно и восседала Принцесса с тетрадью в руках. Лепрекон прошёлся вдоль полок, как бы проверяя, все ли книги на месте и справился:
- Чаю?
Принцесса изумлённо посмотрела на него, затем обвела комнату взглядом. Она была так поражена произошедшим, что позабыла что-либо ответить.
- Ах, да... - почесал в затылке Лепрекон. - Вы же только что с банкета, я совсем забыл.
Эти слова снова задели Принцессу, но на этот раз она сказала:
- Будет очень приятно, если вы присоединитесь ко мне в чаепитии, - ведь вы не доставили нам честь почаёвничать с нами.
Лепрекон улыбнулся:
- С удовольствием, - и вышел вон из комнаты, чтобы принести чай, чашки и конфеты.
Принцесса ещё раз оглядела комнату и обнаружила, что в ней кроме софы нет никакой мебели. Решив сделать Лепрекону сюрприз, она взяла его тетрадь, карандаши и быстро нарисовала в комнате стол. Хоть она этого и ожидала, но всё-таки удивилась, когда стол действительно материализовался - красивый, ровный, круглый. Она дорисовала скатерть - и на столе появилась скатерть. Через минуту вошёл и хозяин комнаты и изумлённо уставился на стол. Лепрекон одобрительно хмыкнул, покачал головой и поставил на него чашки и чайник.
- Конфеты сейчас будут, - сказал он и направился снова к выходу.
- Почему же ты их не нарисуешь? - спросила Принцесса, слишком поздно заметив, как перешла на "ты".
Лепрекон остановился, обернулся на неё и важно поднял указательный палец:
- "А зачем же мне делать чудо, если под рукой есть спички? Чудеса надо экономить", - процитировал он и продолжил свой путь.
Принцесса не знала, откуда это, и в который раз за свою жизнь пожалела, что не прочитала всех тех книг, которые хранятся у неё дома. Наверняка в одной из них есть эти слова. Она стала рассматривать книги Лепрекона и удивилась, как много у него разных интересов. Если у неё во дворце были в основном сказки, то здесь можно было найти и философию, и географию, и энциклопедии, словари и справочники, историю и массу художественной литературы, о которой Принцесса слышала в разговорах гостей, приходивших к отцу, но никогда сама не читала. Здесь же была алхимия и магия. Некоторые издания были очень древними, страницы в них расползались и держались на честном слове. Эти книги очень заинтересовали Принцессу - должно быть, из них Лепрекон узнал, как делать нарисованное настоящим.
Когда тот вернулся с пакетом разных конфет, она так прямо его и спросила:
- А это у тебя тетрадь волшебная или карандаши?
- Ни то и ни другое, - ответил он. - Волшебный - я.
- Как же? - удивилась Принцесса. - Ведь я тоже нарисовала стол, и он стал настоящим!
- По-моему, вывод напрашивается сам собой - ты тоже волшебная.
Лепрекон спокойно разливал по чашкам чай, а Принцесса размышляла над его словами и не верила ему. Ну как это - волшебная? До сих пор ни одна из её картин не оживала, а тут нарисовала в его тетради стол, и сразу - волшебная!
- Вовсе нет. Я бы знала...
- Ну теперь-то знаешь, - беззаботно сказал Лепрекон и сел с ней рядом на софу. - Лучше поздно, чем никогда.
- А что я ещё могу?
- Ты? Всё.
- Всё?! Нет, это неправда...
- Но ты ведь нарисовала стол.
- Да причём здесь стол?! Разве же это чудо - стол? Всего лишь стол!
- А каких тебе чудес надо? - поинтересовался Лепрекон, надкусывая конфету и запивая её чаем.
- Настоящих! Как в сказке... - мечтательно произнесла Принцесса.
Лепрекон оглядел свою библиотеку, как бы намекая, мол, чем не чудо, что ты в одно мгновение оказалась здесь? Но для Принцессы это, кажется, не было таким уж впечатляющим чудом, хотя совсем недавно она сидела с открытым ртом от удивления.
- Настоящих... - вздохнул Лепрекон. - Настоящих... Хорошо. Чего ты хочешь?
- Прямо сейчас?
- Прямо сейчас.
Принцесса закусила губу, раздумывая. Вот это самое обидное - когда тебя спрашивают, чего ты хочешь, явно намереваясь исполнить это желание, а ты не можешь ничего придумать, хотя, скажем, полчаса назад точно знала, о чём мечтала!
- Ну?
- Подожди, постой! Не торопи, тут надо подумать...
- Зачем? Если ты не знаешь, чего ты хочешь прямо сейчас, разве это не значит, что сейчас тебе просто ничего не хочется?
Лепрекон не улыбался и очень выразительно смотрел на неё своими зелёными глазами. "Опять он сделал это! - подумала с неприязнью Принцесса. - Опять он пустил в ход свой острый язык! Какой же он всё-таки негодяй! А я уж было решила, что мы подружились".
- Я хочу домой, - сказала она холодно и встала. - Меня ждёт папа.
- Это неправда, - сказал Лепрекон и поставил чашку на стол, задумчиво глядя перед собой. - Ты не хочешь домой. Дома тебе скучно и тоскливо. Дома нечем заняться и не с кем поговорить. Дома тебя никто не понимает. А у тебя день рождения. И этим вечером, впервые за все годы, с тобой случилось настоящее чудо. И ты не хочешь, чтобы это чудо прекращалось. Ты хочешь остаться со мной. И досмотреть, что же там нарисовано ещё в моей тетради. И, может быть, перенестись куда-нибудь ещё, кроме этой пыльной библиотеки.
После этих слов он снова посмотрел на Принцессу, и она поняла, что не ошибалась - он откуда-то знает всё. Всё про её жизнь, все её мысли. Но... откуда?
- Сколько тебе лет? - почему-то спросила Принцесса.
Лепрекон сперва продолжал смотреть на неё, но потом отвёл взгляд и сказал:
- Ровно столько же, сколько и тебе.
- Не может быть! Ведь у тебя столько книг, ты такой умный, столько знаешь и умеешь... - почему-то Принцессе сейчас вовсе не пришло в голову сказать: "Ведь у тебя морщины и выглядишь ты так, словно тебе за шестьдесят!", и она об этом даже не подумала.
Зато Лепрекон обратил внимание, что она сказала именно так, и улыбнулся немного грустной, но и немного счастливой улыбкой.
- Потому и состарился так быстро - слишком много узнал, слишком много познал за короткий срок.
- Но разве от этого старятся? - испугалась девушка.
- Некоторые - да. Особенно те, кто похищает у могущественного чародея его самую толстую книгу заклинаний и древних рецептов, а потом выясняется, что на книгу наложено проклятие – чем больше кто-то её читает, тем больше он стареет.
- Зачем?!
Принцесса села обратно на софу. В её голосе было столько переживания, что она сама себе удивлялась.
- Зачем? - переспросил Лепрекон, достал из кармана трубку и стал забивать табак. - Зачем-зачем... - он закурил. - Мечты должны сбываться или нет?
Принцесса молча смотрела на него. Она сама много мечтала - в основном о принцах. Эти мечты ни разу не сбылись, поэтому она и не знала, что нужно ответить.
- Должны, - сказал он. - Запомни это раз и навсегда.
И он стал дымить трубкой, глядя перед собой и нахмурив брови, словно о чём-то глубоко задумался.
- Даже такой ценой? - спросила Принцесса.
- Любой ценой. Кроме того, всегда может статься, что плата не так страшна, как казалось вначале. Во всём есть свои плюсы.
- Так... твоя мечта сбылась?
Лепрекон, не меняя позы, направил на неё взгляд своих зелёных глаз и слегка улыбнулся - опять эта улыбка была новой, не такой, как все предыдущие. Принцесса нахмурилась, но не сводила с него глаз.
- Почти, - сказал он.
- Значит, ты должен ещё состариться, чтобы мечта сбылась полностью?
- Возможно.
- Но ведь такими темпами... Ты просто умрёшь!
- Но мечта-то будет исполнена. А зачем жить, если то, о чём мечтал, сбылось?
- Дурак ты. Ты какой-то очень глупый, - сказала сердито Принцесса, встала и отошла к книгам.
Лепрекон с любопытством смотрел на её действия. Возможно, лёгкий укор совести кольнул и его - кто знает? Многим девушкам свойственно слишком сильно сочувствовать чужим проклятиям, а Лепрекон был достаточно умён, чтобы не знать этого. А может, он именно что знал? И даже знал, что проклятие может снять лишь прекрасная принцесса, которая сможет полюбить его вот таким - некрасивым и немного грубым, но полюбить не за внешность, а за душу и ум. Мы этого не знаем - Лепрекон ведь был отличным актёром, поэтому нам трудно понять, о чём он думал и что он замышлял, если замышлял...
- То умный, то глупый... - Лепрекон встал с софы и подошёл к стеллажу с самыми яркими книгами.
Это были разные сказки. Точнее, книжки с картинками, но без текста. Он провёл пальцем по рёбрам книг, остановился на одной - в обыкновенной коричневой обложке, - вытянул её, открыл и сдул пыль. Страницы книги засветились, и Принцесса не удержалась, чтобы не обернуться. Лепрекон, улыбаясь, протянул ей руку.
- Идём?
Она поколебалась лишь секунду, затем протянула ему свою руку, и вместе они шагнули на страницы волшебной сказки.
Это было похоже на сон. Несмотря на то, что по времени уже был вечер, в небе ярко светило солнце. Вокруг стояли деревья - почти такие же, как в саду во дворце. Но на этих деревьях цвели небывалые по красоте цветы. Пели волшебными голосами птицы, порхали с цветка на цветок большие красивые бабочки. И трава... Под ногами была густая сочная трава, такая же зелёная, как глаза Лепрекона.
- Боже мой, как здесь красиво!..
На толстой ветви одного дерева на верёвках висели качели. Принцесса, едва завидев их, побежала туда, а Лепрекон, не торопясь и уверенно размахивая тростью, последовал за ней. Когда он нагнал Принцессу, та уже вовсю раскачивалась на качелях, улыбаясь и весело смеясь. Он сел под деревом в тенёк, снова достал свою трубку, забил табак и начал курить, щурясь на мягкие белые облака, беззаботно проплывающие в небе. Тёплый ветер раскачивал верхушки деревьев, шелестел листьями и волновал траву.
Принцесса то взлетала вверх, то снова опускалась вниз. То закрывала глаза, то вновь их открывала - и всякий раз убеждалась, что она всё ещё здесь, в этом сказочном месте, на этих волшебных качелях. Она всё время оглядывалась на Лепрекона - боялась, что он внезапно исчезнет, а она проснётся, и окажется, что ничего не было... Но и Лепрекон оставался на своём месте под деревом, с трубкой в зубах и закрытыми глазами. Быть может, он уснул?
Принцесса перестала раскачиваться, тихонько слезла с качелей и осторожно подошла к нему. Лепрекон спал. Трубка вот-вот готова была выпасть из его рта, и девушка осторожно убрала её, положив на траву. Принцесса смотрела на него, и он вдруг перестал казаться ей таким некрасивым. Нос, морщины, даже маленький рост - всё это казалось такой ерундой, незначительной и слишком условной, чтобы обращать на неё внимание.
- Он такой умный и замечательный. И он настоящий волшебник, - сказала про себя Принцесса и, расстелив на траве плащ, которым Лепрекон укрыл её тогда, улеглась рядом с ним в тени дерева.
Вскоре Принцесса заснула под ненавязчивый щебет птиц и шуршание листвы высоко над головой...
Ей приснилось, что она и Лепрекон гуляли под руку по саду у неё дома, во дворце. При этом Лепрекон не был некрасивым старым коротышкой. Он был высоким - чуть выше неё - и молодым, в своём тёмном пиджаке и зелёной шляпе, с тростью вышагивая рядом с ней. Они улыбались и были счастливы. И все вокруг улыбались и радовались за них. И счастливее всех была Принцесса, потому что она вдруг поняла, что именно об этом мечтала всю жизнь, и что вот, как и сказал Лепрекон, мечта сбылась, как и положено мечтам. В этом сне они оказались вдвоём на скамейке в летнем саду, и все остальные вдруг куда-то исчезли. Она лежала головой у него на коленях, а он гладил её золотистые волосы, и улыбался самой очаровательной, самой доброй из его улыбок, а зелёные глаза излучали любовь и доброту. "Ещё немного, и он меня поцелует" - думала Принцесса, и от радостного предчувствия замирало сердце. И действительно - он склонился над ней, явно затем, чтобы поцеловать. Его губы коснулись её губ, Принцесса закрыла во сне глаза...
... И вдруг открыла их наяву. И увидела над собой старое морщинистое лицо прОклятого Лепрекона. От испуга она отшатнулась и поднявшись на ноги, спряталась за деревом.
- Извини... - сказал Лепрекон, и в голосе его слышалось неподдельное раскаяние. - Извини, я не хотел тебя пугать... Я только... боялся, что сама ты нескоро захочешь меня такого поцеловать.
- И поэтому наслал на меня своё колдовство?! - обида и страх душили Принцессу. - Как это подло и мерзко! Я думала, ты не такой! Я думала, ты другой!..
- Красивый и любезный? - вдруг горько усмехнулся Лепрекон. - Конечно... Конечно, ты не хочешь видеть меня таким, какой я есть на самом деле. И уж конечно, ты не сможешь меня такого полюбить - я не соответствую твоим представлениям об идеальном принце, верно?
- Но нельзя же заставить полюбить обманом, - так же горько сказала Принцесса, и из глаз её потекли слёзы.
Похоже, совесть уколола Лепрекона во второй раз с тех пор, как он заговорил с нашей Принцессой. И это было странно для него. Он знал всё о человеческих слабостях и пороках, и всегда удачно указывал людям на них, полагая, что таким образом учит их жить. Он также всегда полагал, что сам прекрасно знает все свои слабости и пороки, а кроме того, успешно с ними борется. Но всё оказалось иначе...
- Ты права, - признал он. - Я хотел заставить тебя полюбить обманом. Но это лишь потому, что я боялся! Боялся, что ты сочтёшь меня слишком уродливым для того, чтобы любить.
- Глупый, твоя внешность здесь не причём... Но теперь разве я могу полюбить того, кто не может доверять мне и любить меня? Ведь там, где страх, любви быть не может.
И тут Лепрекон понял, какую страшную ошибку он совершил.
- Принцесса!..
- Верни меня, пожалуйста, домой...
Но оказалось, что они уже давно не в волшебном летнем саду, а на том самом месте, откуда они перенеслись в библиотеку Лепрекона, - во дворе театра. Только уже наступила ночь, вокруг почему-то было полно полицейских, что-то ищущих, кого-то допрашивающих, и светящих в темноте своими фонариками. Один из фонарей выхватил из темноты фигуру Принцессы.
- Вот она!!!
И несколько полицейских мигом помчались к Принцессе и Лепрекону, стоявшему неподалёку.
- Где вы пропадали? Как вы себя чувствуете? С вами всё в порядке? Вам кто-нибудь причинил вред? - раздавались отовсюду вопросы полицейских. А Принцесса стояла и смотрела на Лепрекона, не сводившего с неё глаз.
- Кто это? Это он вас похитил? Он хотел причинить вам вред?! - полицейские окружили Лепрекона, но ничего с ним не делали, ожидая, что ответит Принцесса.
А Принцесса всё стояла неподвижно, и плакала, и смотрела в его зелёные глаза. Возможно, эти глаза могли выражать раскаяние и глубочайшее чувство вины, но Лепрекон был очень хорошим актёром и умел скрывать свои истинные чувства, хотя мы не знаем, какими эти чувства были на самом деле. Одного эти глаза точно не просили и не могли просить - прощения. Но если бы только эти глаза попросили, она бы не задумываясь простила его - она поняла это сейчас так ясно, как никогда, и ждала этого взгляда. Но Лепрекон смотрел спокойно и холодно, не сводя глаз. "Гордый, - думала Принцесса и плакала. - Почему ты такой гордый?!.. Почему ты такой глупый?!"
"Гордый?.. Глупый?.. - думал Лепрекон и смотрел на неё. - Тогда чего же ты ждёшь, чего ты хочешь, если я гордый и глупый? Зачем я тебе, Принцесса?"
"Ты прочитал почти всю книгу великого чародея, ты стал умным и даже мудрым, - думала Принцесса и смотрела на него. - Ты научился волшебству, но ты не научился доверять... Если бы ты просто поверил мне, ты бы понял, что я уже любила тебя!"
"Любила? - подумал Лепрекон и слегка наклонил голову. - Но ведь я был и остаюсь уродцем и никогда не изменюсь - проклятие необратимо..."
"Что?.."
"Ведь я поцеловал тебя, но по-прежнему остался таким, разве не видишь?"
"Но зачем тогда тебе нужен был этот поцелуй, если не для того, чтобы снять проклятье?.."
"Потому что это была моя мечта, - подумал Лепрекон и улыбнулся. - Я мечтал о тебе с тех пор, как нарисовал тебя".
"Ты... нарисовал меня?.."
"Да, Принцесса. Я нарисовал тебя. И я придумал тебя такой, какая ты есть, и полюбил тебя сразу же, в то же мгновение. И всё, о чём я мечтал с тех пор - это встретиться с тобой и поцеловать тебя".
"Но если ты придумал меня, ты должен был знать обо мне всё... И то, что я любила тебя, ты должен был знать! Ты должен был верить!.."
"Должен был... - подумал Лепрекон и вздохнул. - Я знаю лишь, что я никому ничего не должен, моя Принцесса. Я лишь хотел исполнить свою мечту".
"Ты дурак, Лепрекон... - думала Принцесса и в отчаянии закусила край платка. - Ты просто дубина!.. Дурачьё!.."
"...И я её исполнил..." - подумал Лепрекон, впервые за время этого странного мысленного диалога опустив глаза.
- Так этот человек причинил вам вред? - переспросили полицейские, так как Принцесса до сих пор ничего им не ответила.
- Да... - едва смогла ответить она, и в тот же миг полицейские принялись вязать Лепрекона и уводить его к фургону.
Принцесса опустилась на колени от бессилия и зарыдала в голос. Она даже не заметила, как подбежал к ней её отец, как он обнимал её и говорил, что всё будет хорошо, и успокаивал её, и гладил по волосам...

До утра Принцесса мучилась в истерике, металась от стены к стене, хватала нож и рвала одну за другой все свои картины. Слугам и врачам насилу удалось успокоить её с помощью укола. Вскоре она потеряла силы и заснула. Главный придворный врач вытер со лба пот и сказал королю:
- Чем больше она будет спать, тем лучше. Вот вам снотворное - выдавайте строго по рецепту. Женские истерики - это штука такая... Перебесится и успокоится. А нам важно, чтобы этот период прошёл без вреда для неё и окружающих.
Принцесса проснулась лишь через два дня. Когда она открыла глаза, то увидела в своей комнате двух сиделок, занимающихся вышивкой.
- Выйдете из моей комнаты, - тихо сказала она - голос её почти не слушался.
- Не велено оставлять тебя одну, - сказала одна из сиделок. - Приказано охранять твой сон.
- Я уже проснулась, вам больше не нужно охранять мой сон.
Сиделки удивлённо переглянулись - ведь и правда...
- Чего-нибудь изволите? - на всякий случай спросила вторая сиделка.
- Стакан воды - и уходите...
- Прикажете позвать короля?
- Нет, пожалуйста, не надо ему говорить... Я сама сейчас к нему приду.
Сиделки принесли ей стакан воды, поклонились и вышли из комнаты, закрыв за собой дверь.
Принцесса села на кровати и заплакала. Всё это время ей снился Лепрекон - не молодой, а всё ещё старый, некрасивый. Всё это время ей снился их с ним мысленный разговор, его зелёные глаза, не умеющие попросить прощения, и его улыбка - горькая улыбка... Но слёз осталось так мало после всего пережитого, и Принцесса быстро успокоилась. Она встала с постели и пошатнулась - всё-таки она спала двое суток... Она чувствовала большую слабость, но не хотела ничего. Точнее, она хотела ничего - просто чтобы всё разом исчезло, перестало существовать. Она решила подойти к окну и, опираясь на спинку стула, сделала несколько шагов. И вдруг заметила, что на спинке висит тот плащ, который дал ей Лепрекон. А из внутреннего кармана этого плаща торчал уголок тетради...
Принцесса вытащила тетрадь и села на стул. Она открыла её на середине, там, где были нарисованы они с Лепреконом под деревом в сказочном саду. На следующем развороте она гуляла под руку с Лепреконом, который был молодым и красивым - с Лепреконом из её сна. Принцесса перевернула ещё одну страницу - но там было всего несколько линий на белом фоне. Дальше тетрадь была пуста.
- Зачем?.. Зачем ты это всё нарисовал?!.. - и она снова заплакала.
Она листала страницы назад, словно читая его жизнь. Вот он накинул ей на плечи плащ. А вот они впервые встретились в театре. Вот она идёт по городу в платке, чтобы никто не узнал в ней принцессу. А вот он играет в театре, а она сидит в зале... И все эти рисунки - это всё отражение его мечтаний. Такие детские рисунки, и такие же детские мечтания... А вот его библиотека. Принцесса вспомнила - изначально в ней не было никого, это потом он дорисовал их.
"Если ты не знаешь, чего ты хочешь прямо сейчас, разве это не значит, что сейчас тебе просто ничего не хочется?" - вдруг вспомнила она его слова.
- Чего я хочу? Чего?..
Она посмотрела в окно. Ветер шевелил ветви и листья, солнце дарило безмятежность, и всё в мире было так, как оно было бы, чего бы не захотелось Принцессе...
- Доченька!
Всё-таки сиделки сказали ему, что она проснулась, и бедный отец поспешил поскорее её увидеть. Он встал рядом с ней на одно колено и взял её руку в свою.
- Дорогая моя, как ты себя чувствуешь? У тебя ничего не болит? Чего ты хочешь?
- Папа... - она снова заплакала и опустилась к нему на пол. Король обнял свою дочь и стал успокаивать:
- Тише, тише... Всё теперь позади... Сегодня они казнят этого негодяя, и мы больше никогда-никогда не будем вспоминать об этом страшном случае...
Принцесса вдруг отстранилась и с ужасом посмотрела на отца.
- Казнят? За что?! Какой ещё страшный случай?!
- Как, доченька? - удивился в свою очередь король. - Ведь этот подлец, этот мерзавец, этот старикашка похитил тебя и надругался над тобой!
- Никто надо мной не надругался, папа! - испугалась ещё больше девушка.
- Но ты ведь сама сказала полицейским, что он причинил тебе вред! - король начинал понемногу сердиться. - На допросе он это подтвердил, и его приговорили к десяти годам заключения. А поскольку ты моя дочь - Принцесса – в итоге решено было его казнить после трёх дней пыток. А сейчас ты говоришь мне, что он ничего тебе не сделал - значит, мы третий день истязаем невинного человека?! Не пугай меня так, доченька! Он будет казнён как преступник, но о том, что он сделал, никто не узнает - это останется тайной во всём королевстве и за его пределами. Бедная моя...
- Да ничего он со мной не делал! - закричала, вскочив на ноги, Принцесса. - Вы что, с ума сошли?! Не могли дождаться, когда я очнусь и всё объясню?!
- Дорогая, врач сказал, тебе нужен покой, вот мы и усыпили тебя, пока ты не успокоишься...
- Усыпили?! Папа, как ты мог так поступить!.. Вы что же, готовы казнить каждого, кто окажется рядом со мной, когда я сама виновата в том, что так поздно задержалась?!
Король встал и серьёзно посмотрел на неё.
- Значит, ты хочешь сказать, что этот тип тебя не похищал, а ты сама, по доброй воле так долго не возвращалась во дворец к обезумевшему от самых страшных предположений отцу?
- Да... - сказала после некоторой паузы Принцесса.
- Дура... Несносная дура... Так... - король отвернулся от неё и направился к выходу. – Запомни, то, что ты только что мне сказала – это только между нами. Суд признал его виновным, и сегодня же этот человек будет казнён. Ты меня поняла?! И что б никто!
На прощание король погрозил ей пальцем и вышел, громко хлопнув дверью.
- О, мой милый Лепрекон!.. - Принцесса опустилась на пол от бессилия. - Что они с тобой сделали? Что они с тобой сделают, Господи!.. Это всё я виновата!.. Что же мне теперь делать?..
И взгляд её упал на открытую тетрадь. Принцесса взяла её, открыла пустые страницы и поняла.
Она нашла в своей комнате несколько карандашей - в истерике два дня назад она не только рвала свои работы, но и выбрасывала в окно все кисти, карандаши, краски и всё, чем можно было рисовать. Так что отыскать парочку карандашей было нелегко. Принцесса перелистнула страницу, где почище, и стала рисовать...
Через пять минут на развороте оказалось отделение полиции, кабинет её дяди. Она часто здесь бывала, поэтому прекрасно помнила, что и где там стоит.
- Мне нужно сюда, - сказала она собственному рисунку, и страницы вдруг послушно засветились...

- Принцесса?! Как ты здесь оказалась? - изумлению главного полицейского города не было границ.
- Дядя! Ты должен мне помочь, прошу тебя! - Принцесса кинулась к нему, как была с утра - в ночнушке. Ей было не до этого, когда она решила действовать, но дядя продолжал удивляться.
- Ты почему в таком виде? Ты что, так по улице шла?
- Дядя, забудь о моём виде, мне нужна твоя помощь! Из-за меня может погибнуть хороший человек, невинный человек, но ты в силах это остановить!
- Хороший человек? - скептически поднял бровь главный полицейский. - Ты не о том ли мерзавце, который похитил тебя два дня назад и которого мы сегодня, наконец-то, казним?
- Он, дядя! Пожалуйста, сделай так, чтобы его помиловали - ты ведь можешь, дядя! Ты ведь главный полицейский города!
- Чтобы помиловали? Но, позволь, - на каких основаниях?
- Да потому что он невиновен! Он не похищал меня и ничего плохого мне не сделал!..
- Но ведь ты сама сказала, что он причинил тебе вред. Да и он на допросе это подтвердил. Во всех документах уже прописано, печати поставлены, приговор подписан главным судьёй и самим королём, - твоим батюшкой.
- Он не делал мне ничего плохого!.. - в бессилии Принцесса зарыдала. - Я ошиблась!.. Он невиновен!..
- Ошиблась? - вздохнул главный полицейский, обнимая племянницу. - В нашем деле одна ошибка может стоить человеку жизни... Золотая моя, я ничего не могу сделать. Я не Господь Бог, а на преступление ради твоего каприза я тоже пойти не могу... Но я могу помочь тебе встретиться с ним в последний раз, если тебе станет от этого хоть немного полегче.
Принцесса перестала плакать и подняла голову.
- Сделай!..
- Хорошо, моя золотая. Только не кори себя так уж сильно - нужно уметь самой себя простить. Тогда и жить легче... - он снял фуражку, погладил лысину, и надел снова. - Пошли.
Через десять минут Принцесса стояла у двери в камеру, где сидел Лепрекон. Главный полицейский отвёл сторожа и сказал ему что-то - тот кивнул и пошёл прочь.
- У тебя пять минут, золотая. Пять минут. Входи, - и он открыл перед нею дверь в камеру.
Девушка вошла в тёмную, плохо освещённую комнату и увидела его силуэт - Лепрекон сидел на полу в соломе, скованный наручниками по рукам и ногам, а цепи от оков были плотно прибиты к каменной стене огромными железными гвоздями.
- Лепрекон... Лепрекон! Ты жив?! Ответь?! - она бросилась к нему, пытаясь заглянуть в лицо, но голова узника была низко опущена, он не шевелился.
Тогда она попыталась разбудить его и стала трясти за плечи. Лепрекон вскрикнул от боли и зашипел, а Принцесса так перепугалась, что отшатнулась назад.
- Прости... Прости... Я не знала, что тебе будет больно...
- Ааа... Это ты, Принцесса... - равнодушно протянул он и усмехнулся.
И вновь зашипел от боли.
- Сон - единственное, что помогало мне забыть о боли. А ты пришла и разбудила меня, глупая девчонка...
В темноте было плохо видно его лицо, но Принцесса догадалась, что он даже не открывал глаз - его очень сильно избили и, наверное, даже хуже...
- Бедный мой... Что они с тобой сделали?..
- Тебе нет необходимости знать, что делают с похитителями принцесс. Хотя из них делают просто-напросто котлету...
- Лепрекон, они хотят казнить тебя сегодня...
- Я это знаю, глупая. И с нетерпением жду этого часа.
- Это ты дурак!.. - не выдержала Принцесса. - Я пришла спасти тебя, глупый, - добавила она шёпотом, чтобы дядя не услышал. - Смотри, у меня есть твоя тетрадь. Сейчас мы перенесёмся в твою библиотеку или в тот волшебный сад - куда угодно!
Но Лепрекон даже не поднял головы.
- Дурочка... Ты забыла, что я говорил тебе о мечтах? Мечта всей моей жизни исполнена - и жизнь потеряла смысл.
- Ты что, не можешь придумать себе новую мечту?! - снова сорвалась Принцесса.
- Я не хочу, - безразлично ответил он. - Я просто не хочу. Я и так разочаровался и в той мечте, которую удалось исполнить,- зачем же разочаровываться снова?
- Господи, прости же ты меня наконец, я виновата, я очень виновата, что отреклась от тебя! Но ведь я тебя давно простила за твой обман!.. Но нельзя же так!.. Нельзя решать одному те проблемы, которые касаются двоих!..
- Молчи, дурочка... Это ведь я тебя придумал. Ты не должна просить у меня прощения, и я не должен ни о чём просить тебя...
- Я люблю тебя, Лепрекон! Понимаешь? Люблю! И я тоже придумала тебя, хотя не знала об этом, пока не встретила тебя... И, пожалуйста, больше не говори ничего, дай я скажу... Вначале я видела только то, что было снаружи, и считала, что это и есть настоящий ты. Но потом я поняла, какой ты на самом деле - и именно такого тебя я и полюбила. Хоть ты и не стал от этого красивее или любезнее, и это немного задевало меня, - я всё равно любила тебя такого, какой ты есть - плохого или хорошего. И когда ты обманул меня - я всё равно любила. И даже сейчас, когда ты так груб и упрям - я люблю. И я хочу, чтобы ты жил, Лепрекон! Не потому что я хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной, а потому, что я хочу быть всегда рядом с тобой. Я хочу, чтобы ты понял - не стоит верить всему с первого взгляда. Ты ведь очень умный, ты должен это понять... Я хочу, чтобы ты был счастлив, мой Лепрекон. Ты ведь мечтал именно об этом, а не об одном поцелуе...
Лепрекон долго ничего не отвечал. Затем хмыкнул и сказал с улыбкой (даже в темноте Принцесса поняла, что он улыбнулся):
- И откуда ты всё знаешь? Я ведь не рисовал этого в своей тетради...
- Просто знаю, милый... Ведь это я тебя придумала.
Но в этот момент в камеру вошёл главный полицейский и объявил:
- Свидание окончено!
- Я знаю, чего я хочу! - воскликнула Принцесса, вставая с холодного пола.
- Я сказал, свидание окончено! Дура, тебя сейчас увидят и тогда мне крышка! - изумился непослушности племянницы полицейский и схватил её за руку.
- Чего же ты хочешь? - спросил Лепрекон и впервые за это время поднял на неё глаза. В темноте они светились зелёным и скрывали в себе какую-то хитринку.
- Покинуть камеру предварительного заключения! - орал главный полицейский и тянул упиравшуюся Принцессу вон.
- Я хочу, чтобы ты был счастлив! - радостно кричала она. - Я хочу делать тебя счастливым! Я хочу исполнить твою мечту! Это – моя мечта!!!
Полицейский всё никак не мог справиться с ней - девчонка, а так сопротивляется, словно он пытается вытянуть из загона строптивую лошадь! Откуда такая сила?!
Лепрекон улыбнулся, и, несмотря на темноту, Принцесса знала это. Он сказал почти беззвучно, но она всё поняла:
- Исполни нашу мечту, волшебная. Ты можешь всё.
И Принцесса вырвалась из рук недоумевающего дяди, схватила тетрадь и открыла её на той самой странице, где был нарисован волшебный сад. Страницы тотчас же засветились ослепительным светом. Главный полицейский заслонился рукой от этого света. По камере загулял ветер, поднимая в воздух солому и пыль, кости и чешую от скопившихся здесь за десятилетия объедков. Всё это закружилось, а Принцесса стояла посреди камеры с раскрытой тетрадью, закрыв глаза. Не открывая их, она протянула руку Лепрекону и сказала с улыбкой:
- Идём?
И почувствовала его ладонь в своей. Свет разгорелся с новой силой - словно от прикосновения двух волшебников концентрация волшебства в воздухе стала неимоверно высокой, обжигающей, искрящейся - стала великой силой! Эта сила могла изменить весь мир и сделать его прекраснее в тысячу раз, этой силой можно было двигать горы, если бы на то оказался каприз! Это величайшая сила любви!..

Когда Лепрекон открыл глаза, то первое, что он увидел, - точнее, кого, - была Принцесса, склонившаяся над ним. Она улыбалась и смотрела на него своими ясными голубыми глазами. На шее её висел его подарок - лунный камень, а на запястье - браслет. Лепрекон встал, огляделся. Вокруг был тот самый волшебный сад, куда он всегда мечтал привести Принцессу, и однажды привёл. Здесь по-прежнему светило солнце и ветер гладил верхушки деревьев, пели птицы и порхали бабочки.
- Лепрекон... У тебя есть какое-нибудь имя? - вдруг услышал он голос Принцессы.
Она смотрела на него, хитро улыбаясь.
- Джек, - ответил он. - Так меня звали до того, как я ухитрился похитить книгу великого чародея. А что?
- Просто теперь звать тебя Лепреконом было бы как-то странно. Лепреконы, они такие коренастые, некрасивые, невоспитанные...
- Ты хочешь сказать..?! - изумился он.
- Сбегай к озеру, погляди, - улыбнулась Принцесса.
Джек сорвался и побежал к озеру. Он бросился на колени, склонившись над водой. В водной глади отражался молодой человек с курносым, ничуть не портящим его юное лицо носом, длинными густыми волосами и зелёными глазами. Он улыбнулся от счастья и, весело смеясь, ударил ладонями по воде. Принцесса оказалась рядом и всё с той же ласковой улыбкой наблюдала за ним.
- А меня зовут Анита, - сказала она.
Джек посмотрел на неё, встал, обнял девушку за талию и закружил.
- Самое прекрасное имя на свете! Но я всё равно буду звать тебя Принцессой! Потому что ты моя Принцесса!

И, в общем, всё у них потом было хорошо. Вместе они творили волшебство и помогали не только себе, но и людям. Джек стал добрее, а Анита, хоть и пожелала тогда просто делать его счастливым, сама была очень счастлива - потому что не было для неё на свете ничего лучше, чем видеть счастливым своего Лепре... простите - Джека. Кстати, он всё равно продолжал носить зелёную шляпу и ходить с тростью, за что его продолжали звать Лепреконом. Ну, что поделаешь, ему нравился этот цвет!

@темы: Рассказ

Комментарии
2014-08-11 в 10:47 

consolo
подхожу; критически
не стал читать по ряду причин.
самая главная - недостаток художественной, вымышленной реальности. этим, ИМХО, страдают многие современные поэты и прозаики. в их произведениях принцессам с подоконников предлагают узнавать себя, рисующих паркерами в молескины.
но, вообще-то, художников жестоко пинают за перерисовывание фоток, особенно - уже обработанных, рекламных проспектов, обложек журналов. потому что необходимо привносить своё, продумывать атмоферу лучше, вовлекать в свои обдуманности. а литераторы - ишь ты, нашли себе неразменный пятак, да еще вкладываемый в заведомо пустые оболочки сказочных образов типа принц и принцесса.
а второе - на мэйнстрим я не киваю, но: фэнтези и прочая популярная продукция грёзд упирает на саспенс, особый мир героев, правила жизни, нехарактерные для обыденности. итак, маркетологи доказывают: читатель устал узнавать себя вон в той ванильке, вот в этой эмочке (эмобое), устал от изображения надиктованных массовой культурой ценностей: поиска "половинок" как решающей цели, по достижении которых сказка заканчивается. а у нас повествование вульгарис, то есть сказка и не начиналась...

вынес меня (это что касается грамотности) твердый перенос имени аннет.
а перед этим - слуги, поголовно играющие в покер. бишь как мэл гибсон; играли лицами, хранили деланное равнодушие, блефовали и, соответственно, не могли оторваться от игры. да, пролетарий должен играть в покер, а не в дурака.

2014-08-11 в 21:41 

Led Moth
Don't dream it - be it.
1. В планах не было подробно описывать вымышленную реальность - это не важно. Или это обязательно необходимо, и без этого сказка выглядит пусто и неинтересно?
2. Это просто сказка. Вдохновение от Андерсена и советских фильмов по Шварцу и не только (как я её задумывала и видела). Что значит "то есть сказка и не начиналась..."? Я не поняла.
3. Ан нет пишется без дефиса, я ошиблась.
4. Насчёт покера тоже не поняла :) Лучше переделать? Убрать покер?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ШКОЛА НАЧИНАЮЩИХ ГРАФОМАНОВ (критика и рецензирование Ваших произведений)

главная